На главную Написать письмо

Анотация

В статье рассмотрена проблема предпринимательства с позиции интеграции правовых и экономических категорий, раскрываются институциональная сущность и экономическая эффективность предпринимательского права.

Ключевые слова

Институциональная сущность предпринимательского права, его экономическая эффективность, поведение предпринимателя, социальные и правовые нормы.

 

О соотношении институциональной сущности и экономической эффективности предпринимательского права

Т. Т. Шиктыбаев, доктор юридических наук, профессор кафедры гражданского и предпринимательского права КазНУ им. аль-Фараби

Право – это регулятор общественных отношений, посредством права отношения в сфере предпринимательства облекаются в четкие правовые категории прав и обязанностей, определяется ответственность в случае неисполнения обязательств предпринимателем. Иначе говоря, правовые нормы придают отношениям в сфере предпринимательства состояние определенности, более того, складываясь в целостную нормативно-правовую систему, нормы права создают рамочные условия для развития рыночной экономики в целом. С этой позиции вполне уверенно можно говорить об институциональной сущности предпринимательского права для функционирования и развития бизнеса.

С другой стороны, ценность права, его роль для предпринимательства и рыночной экономики определяются через категорию экономической эффективности и значимости. Поэтому правовые нормы, необоснованные экономически, малополезны для предпринимателя и общества, с этой позиции экономика первична и уже сама предопределяет сущность предпринимательского права.

С методологической позиции для развития предпринимательства концептуальным является вопрос, на основе какой экономической теории будет происходить это развитие. Отметим, что в последние десятилетия наиболее известны две крупные школы экономического толка. Первая из них делает ставку полностью на саморегулирование рынка и пропагандирует в мире уменьшение масштабов государственного (правового) регулирования экономики, минималистское государство, и, по возможности, небольшой объем позитивно-правового вмешательства в регулирование экономики. Вторая школа, напротив, полагает, что регулирующие институты, правовые рамки, государственные учреждения и органы являются определяющими для принудительного обращения динамики рынка в нужном для индивида и общества направлении.

Как известно, каждая из этих школ получила в свое время широкое и заслуженное признание, представители обеих школ становились обладателями Нобелевской премии. Вопрос о том, какая из этих школ даст больше положительного эффекта для развития бизнеса в постсоветских государствах, является остродискуссионным и вряд ли на него можно дать однозначный ответ. На наш взгляд, причина этого лежит в самой противоречивости понимания природы права и государства. Отсюда, как показывает опыт Казахстана, ни модель минималистского государства, ни концепция решающей роли позитивно-правового вмешательства государства в рыночную экономику сами по себе не могут дать ожидаемого результата, указанные модели, опять же, как показал опыт, оказались нереалистичными. И это вполне объяснимо.

В частности, в современной рыночной экономике предпринимательство, с одной стороны, формирует различные вариации хозяйственной деятельности, которые нередко неподвластны планированию или управлению. Подобное многообразие объясняется самим рыночным механизмом организации макроэкономики, где предприниматели (экономические субъекты), исходя из спроса продукции, ценовой политики создают и наращивают производство товаров или услуг либо сокращают и даже сворачивают таковое производство. С другой стороны, эти экономические субъекты принимают решения в пределах формальных правил, определенных государством, уполномоченные органы которого контролируют исполнение этих норм1.

Поэтому успех в сфере предпринимательства, по большому счету, сегодня не связан с выбором, какую из названных выше экономических моделей необходимо избрать. На наш взгляд, нужен другой методологический подход, каковым может стать рассмотрение предпринимательского права с позиций институциональной теории и экономической эффективности.

Предпринимательство, как и всякая человеческая деятельность, складывается из поведения индивидов. Поведение предпринимателя с позиции институциональной экономической теории, в свою очередь, представляет собой действия, направленные на рациональное использование ограниченных ресурсов, которые рассматриваются как последовательность принятия решений2. Предприниматель, исходя из цели деятельности (получения максимальной прибыли), функции полезности (востребованности) для потребителя и имеющихся ресурсных ограничений, выбирает такое распределение ресурсов между направлениями их использования, которое обеспечивает достижение максимального результата.

Ограниченность ресурсов означает, что предприниматель как экономический агент всегда связан с реальностью, когда его экономические потребности намного превосходят производственные возможности имеющихся в его распоряжении ограниченных или редких ресурсов3. Ограничения при принятии решения включают как «стандартные» ограничения на доступные материально-вещественные, трудовые, природные и т.п. ресурсы, так и ограничения на доступную информацию и временные ограничения – на величину того отрезка времени, в течение которого необходимо оптимально (с позиции понимания той или иной целевой функции) распределить ресурсы4. При этом информационная ограниченность может быть связана с невозможностью получения некоторых сведений в принципе (например, форс-мажорные обстоятельства, из политических соображений, ограниченность технических возможностей, соображения общественной безопасности) или недостатком времени для сбора информации.

Рациональное использование ресурсов означает, что действия предпринимателя ориентированы на результат – достижение максимальной прибыли. Однако его действия не могут выходить за рамки определенных правил (социальной нормы), представляющих собой модель или образец поведения. Эти социальные нормы предписывают предпринимателю, как следует вести себя в той или иной ситуации. Отклонение от правила поведения порождает наказание нарушителя со стороны других членов общества, ограничивает возможности выбора для предпринимателя, препятствуя реализации его стремления к рациональному для него использованию ресурсных, информационных, временных и иных возможностей в достижении цели его предпринимательской деятельности. Рациональность поведения предпринимателя ориентирована на результат в то время, когда социальные нормы не ориентированы на него, последние с учетом интересов других субъектов и общества предписывают, рекомендуют или запрещают предпринимателю определенное поведение.

По большому счету любое правило (социальная, правовая норма) независимо от его характера при осуществлении экономического действия выступает в роли некоторого ограничителя выбора5. Даже диспозитивные нормы гражданского права, предоставляющие широкие возможности для предпринимателя, делают это в рамках широкого, но все же ограниченного выбора, предоставляя множество допустимых альтернатив, но отнюдь не делая его универсальным, всеобъемлющим. Поэтому с точки зрения экономического анализа характер нормы – обязывающий, запрещающий или разрешающий – не является ее существенным признаком6.

Ограничивающий характер любой нормы, включающий в себя санкцию при ее нарушении, имеет ключевое значение для понимания поведения предпринимателя. При этом вполне очевидно, что с экономической точки зрения санкция (имеется в виду не только имущественный аспект, но и иное наказание, например, административное или уголовное) нормы в виде издержки предпринимателя должна превышать ожидаемую выгоду, полученную им в результате нарушения этой нормы. В противном случае у предпринимателя будет соблазн добиваться максимальных результатов (прибыли) без учета интересов других участников общественных отношений, социума и государства, для него рациональным будет нарушение нормы. Однако следует иметь в виду, что ожидаемые издержки нарушения, в свою очередь, зависят от того, будет ли выявлен и наказан нарушитель. И здесь важна эффективность и действенность внешнего механизма принуждения исполнения нормы, способов наказания нарушителя, выявления обмана, дезинформации, хитрости и т.п. со стороны предпринимателя.

Как известно, поведение, нацеленное на преследование собственного интереса и не ограниченное соображениями морали, т.е. связанное с использованием обмана, хитрости и коварства в экономической теории называется оппортунистическим поведением. Такое поведение предпринимателя влечет издержки для других субъектов и общества, превышающую выгоду нарушителя. С точки зрения максимизации стоимости подобные нарушения нежелательны со стороны предпринимателя, что и обеспечивается санкцией нормы и внешним механизмом принуждения исполнения этой нормы, которое реализуется специальным субъектом (гарантом правила).

Таким образом, формула нормы поведения предпринимателя, включает в себя: ситуацию (условия применения правила), индивида (адресата правила), предписываемое действие (содержание правила), санкции за неисполнение предписания, а также субъекта, применяющего эти санкции к нарушителю. Разумеется, как образец или модель поведения данная формула может и не существовать в реальности в полном объеме.

В свою очередь и поведение гаранта, обеспечивающего функционирование механизма принуждения, подчинено определенным правилам, что также значимо для достижения экономических целей предпринимателем и общественно полезной функции предпринимательства в целом7.

Институт. Институты – это «правила игры» в любом обществе, те ограничительные рамки, которые организуют взаимоотношения между людьми, уменьшают неопределенность этих взаимоотношений, вносят порядок в повседневную жизнь. «Институты, – пишет Дуглас Норт, – создают базовые структуры, с помощью которых люди на протяжении всей истории добились порядка и таким образом снизили степень своей неуверенности»8. В институциональной экономике, наряду с правилами, выделяют внутренний механизм принуждения, когда гарант правила совпадает с адресатом, и внешней механизм принуждения исполнения нормы, где контроль за исполнением адресатом этой нормы и наложение санкции при ее нарушении возлагается на других лиц. Именно совокупность правила (правил) и внешнего механизма принуждения адресата к исполнению требований рассматриваемой нормы образует институт. К признакам института следует также отнести определенную регулярность поведения экономического агента, формальность правил, неформальные и придуманные ограничения, обеспечение взаимодействия между людьми и т.д.9, которые характерны и для такого явления, как предпринимательство.

Значение рассматриваемых институтов для предпринимательства проявляется через их координационные и распорядительные функции, путем ограничения доступа предпринимателя к ресурсам, информационными и временными ограничениями, а также установлением возможных способов его действий и линии поведения. Каждый предприниматель, кому адресованы нормы института, исходя из его описательной составляющей, знает не только о том, что ему допустимо или необходимо делать в той или иной ситуации в отношении ресурсов и контрагента, но и о возможном поведении последнего. Таким образом, сущность координационной функции социальных институтов для предпринимателя реализуется посредством уровня неопределенности среды, в которой действуют он и другие субъекты предпринимательства. Чем меньше неопределенность, тем меньше издержки предпринимателя в планировании, инвестиции и т.п., а это, в конечном счете, способствуют достижению им цели предпринимательства – достижению максимальной прибыли и повышению эффективности определенных сегментов экономики.

Распорядительная функция институтов для предпринимателя состоит в распределении ресурсов, выгод и издержек. Причем оно проявляется не только в результате передачи благ от одного экономического агента к другому, ужесточением или либерализацией налогового законодательства, но и опосредованно, т.е. когда, например, в результате казалось бы не имеющих прямого отношения к предпринимательству распорядительных действий местных органов управления, та или иная деятельность в конкретное время или конкретном месте становится невыгодной или рискованной для предпринимательства. В частности, разрешение на строительство крупного завода с вредными выбросами в атмосферу не будет способствовать строительству (развитию) рядом элитного жилого района предпринимателями, поскольку стоимость квартир и домов в данной местности будет относительно невысокой.

В литературе выделяют также и такую функцию института, как ограничение множества возможных действий путем «отсечения» тех из них, выбор которых может повлечь санкции, ущерб от которых превысит выгоду от совершения действия.

Система институтов. В ней, в первую очередь, следует обозначить формальные и неформальные нормы (правила). Если последние, каковыми являются существующие в памяти участников различных социальных групп правила, в роли гаранта которых выступает любой участник группы, заметивший их нарушение, с юридической точки зрения ни к чему не обязывают, то гарантом соблюдения формальных норм являются специально уполномоченные лица, за их нарушение предусмотрена определенная санкция. Это нормы законов, подзаконных актов, законных контрактов между экономическими агентами и т.п.

В сфере предпринимательской деятельности значение имеют как формальные нормы, так и неформальные правила. Если санкции за нарушение первых являются юридическими (штраф, общественное порицание, лишение свободы и т.д.), то нарушение неформальных правил влечет иные последствия, причем также – как экономические, так и физические. Например, предприниматель, не соблюдающий нормы деловой этики, не только не сможет в будущем заключать выгодные контракты или найти надежного партнера, но может быть подвергнут и противоправному насилию.

Соотношение формальных и неформальных правил в сфере предпринимательства имеет важный и сложный характер для понимания, поскольку зависит: а) от выбора предпринимателем с учетом ожидаемой выгоды и издержек исполнения формальных или неформальных правил, при этом адресатом учитываются ожидаемые издержки, вызванные нарушением титульных норм; б) от стимулов гарантов (должностных работников органов управления) к добросовестному исполнению своих служебных обязанностей по применению мер принуждения к предпринимателям-нарушителям. Сегодня немало фактов, когда по различным субъективным причинам гаранты не замечают нарушений со стороны отдельных предпринимателей, а иногда и содействуют им в совершении таковых действий.

Опираясь на результаты институциональной экономической теории можно обозначить следующие ситуации соотношения формальных и неформальных норм в сфере предпринимательства. Прежде всего, это когда титульная норма вводится на основе позитивно зарекомендовавших себя неформальных правил. То есть неформальные правила формализуются через принятие законодательных норм либо признание законом их источником права (например, деловые обыкновения в гражданском праве). Такая ситуация для предпринимательства является наиболее желаемой. Во-вторых, возникающие неформальные правила способствуют реализации формальных норм, дополняют последние исходя из их сущностных характеристик в случаях, когда они (титульные нормы) по содержанию или форме недостаточно ясно регламентируют поведение предпринимателя либо гарантов правила. В-третьих, формальные нормы вводятся для противодействия сложившимся неформальным правилам поведения предпринимателя либо гаранта нормы, которые приводят к издержкам общества или государства. И наконец, четвертая ситуация – это когда неформальные правила на основе возникновения высоких издержек для предпринимателя и/или государства вытесняют формальные, что свидетельствует о проблемах уполномоченных органов в сфере правотворчества. Это основные четыре ситуации соотношения формальных и неформальных правил, возникающих в сфере предпринимательства.

Касательно экономической эффективности предпринимательского права, то можно использовать теорию Р. Познера, который определяет критерий эффективности правовых решений либо как «принцип максимизации богатства», либо как «принцип минимизации трансакционных издержек». По его мнению, правовые институты надлежит реформировать только исходя из соображений эффективности8.

Исходя из указанных критериев, следует сформулировать следующие требования эффективности к предпринимательскому праву. В частности, законодательный акт, регулирующий отношения в сфере предпринимательства, должен:

1. способствовать снижению трансакционных издержек, а именно, устранять искусственные барьеры на пути добровольного обмена и обеспечивать исполнение заключенных контрактов;

2. четко определять и надежно защищать права собственности путем устранения неопределенности в наделении правами собственности, препятствовать перерождению добровольных сделок в вынужденные;

3. избирать и устанавливать наиболее эффективное из всех доступных распределение прав собственности, подобное тому, к которому экономические агенты приходили бы сами, не препятствуй им в этом высокие издержки трансакции.

Ко всему сказанному, как нам представляется, закон должен обязательно способствовать снижению и внешних отрицательных эффектов (отрицательная экстерналия) 9.

Таким образом, для успеха предпринимательства на современном этапе необходимо как учитывать институциональный характер права в сфере регулирования бизнеса, так и давать критическую оценку правовым нормам с точки зрения их экономической эффективности для развития предпринимательства.

_____________________________

1См. Основы германского и международного экономического права. Учебное пособие/Х. Й. Шмидт-Тренц, Ю. Плате, М. Пашке и др. – СПб.: Издательский Дом С.-Петерб. гос. ун-та, Издательство юридического факультета СПбГУ, 2007. С. 27–27.
2Институциональная экономика: новая институциональная экономическая теория: Учебник/ Под общей ред. д.э.н., проф. А. А. Аузана. – М.: ИНФРА-М, 2007. С. 13.
3Макконнелл К. К., Брю С. Л. Экономикс: принципы, проблемы и политика: пер. 17-го анг. изд. – М.:ИНФРФ-М, 2009. – XXVIII. С. 3.
4Институциональная экономика: новая институциональная экономическая теория: Учебник/ Под общей ред. д.э.н., проф. А. А. Аузана. – М.: ИНФРА-М, 2007. С. 14.
5Институциональная экономика: новая институциональная экономическая теория: Учебник/ Под общей ред. д.э.н., проф. А. А. Аузана. – М.: ИНФРА-М, 2007. С. 21.
6Институциональная экономика: новая институциональная экономическая теория: Учебник/ Под общей ред. д.э.н., проф. А. А. Аузана. – М.: ИНФРА-М, 2007. С. 20.
7Термин «правила», разумеется, имеет более широкое толкование, чем представлено в настоящей работе. О системе правил см. Литвинцева Г. П. Институциональная экономическая теория: Учебник. – Новосибирск: Изд-во НГТУ, 2003. С. 73-84.
8http://www.gribov.ru/analysis_right_on_pozneru.html
9О внешних эффектах см. Коуз. Р. Фирма, рынок и право. М.: Дело, 1993. С. 29, 87–88 и др.

 

 
   
 

© Бизнес, менеджмент и право